Наше видео

  • Байки
  • Комменты

Наши фото



2005. Уксун

или ...ИСПЫТАНИЕ ХОЛОДОМ.

Назад в Походы

Когда вспоминается этот поход, первое что приходит в голову, это холод и сырость! В тот раз Банда второй раз попала на Уксунйоки. До этого, год назад с погодой неожиданно повезло (но это мы уже гораздо позже поняли). В 2005 мы очень отчетливо поняли, что вероятно не бывает плохой погоды, но вот то что бывает плохая одежда (слава богу, что береговая), мы уяснили для себя навсегда. 

Наверное это был единственный год, когда мы ставили палатки на снег глубиной около 1 м, и отходя в лес по санитарной необходимости, все свои нужды реализовывали медленно и печально, чтобы не провалиться в снег по самые уши (некоторых это не спасло).

Но все, что потом происходило с нами на воде слилось в какой-то фейерверк. Много воды и проходов, много нового опыта и адреналина. Ну и, разумеется воспоминаний и баек. 

Катамараны: Слон (4), Lucky (4), Солнышко (2), Викинг (2)

Участники похода

 

Автор Татьяна ака Доктор

Предупреждение! То, что вы собираетесь читать не претендует на полную достоверность и является лишь субъективными переживаниями автора.

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ. Сборы были недолги (на долгие времени не было).

Сборы, как всегда, начались в последний день, а упаковка рюкзака – в последний час. Ничего удивительного не было и  в том, что часть  вещей пришлось срочно одалживать у друзей. Заранее предусмотренный вариант доставки нас до вокзала с треском провалился. Выручила подруга Наташка, - в ее девятке с комфортом разместились Ромка Стовбур, я, провожающая Юлька, сама Наташка, наши пакетики, сумочки и пара рюкзаков – Ромкин 120-ти литровый и мой - 70-ти. Сели, покатили к вокзалу. Таська (еще один член нашей безумной группы) добиралась до вокзала самостоятельно.

В поход  собралось 12-ть человек. Стовбур, я и Таська стартовали из Твери, остальные, включая адмирала – из столицы, на пару часов раньше нас. Т.е., пока мы держали путь к вокзалу, девять москвичей во главе с адмиралом  уже тряслись по славной октябрьской железной дороге. А когда мы подъехали к вокзалу, девять москвичей уже успели прикончить запасы пива (о чем они и сообщили по мобильнику).  Поэтому, едва подойдя к перрону и бросив рюкзак на меня, (в смысле на землю, но под мою ответственность), Ромка ринулся за пивом…Минут через десять одновременно  подошли – Таська, Ромка, пиво и поезд с москвичами. Погрузились, поздоровались, сели, поехали, поговорили, выпили, заснули…

ДЕНЬ ВТОРОЙ.Прибытие,замерзание,обжигание.

Утро ничем особенным мне не запомнилось, память просыпается с момента прибытия в Петрозаводск. Нас уже ждали -  без цветов и оркестра,  зато  с  машиной – обычной маршрутной газелью №21. Каким образом в нее поместятся 12-ть человек с  багажом  мне было непонятно. Так и не решив эту сложную логическую задачу, я пошла в магазин…Оказалось, что решать  задачу устала не только я:  в любимом магазине на вокзальной площади Петрика нас оказалось сначала четверо, потом, кажется, семеро. Закупили необходимое количество карельского бальзама, пива и минеральной воды. Потом группа товарищей вспомнила о том, что им нужны кеды и фотопленка. Когда подошли к газели, вещи были уже впихнуты, оставалось впихнуть нас. Впихнулись, поехали. По обеим сторонам дороги лежали могучие северные снега с робкими и редкими проталинами, моросил некрупный дождик, но, сидя в теплой маршрутке, в теплой компании, о плохом думать не хотелось, да в него и не верилось. Поверилось сразу после того, как приехали, и цивилизация стала покидать нас нас со скоростью ~70 км /ч(с такой скоростью удалялась доставившая нас маршрутка). У дороги стояли группы чокнутых туристов, рядом текла река Укса. Земли было не то, чтобы мало, -  ее почти совсем не было. Был снег. И холод. Сообща решили, что температура плюс пять (по Цельсию). Ещё решили, что сегодня никуда не пойдем, соберем катамараны* и заночуем. Кисло принялись ставить палатки и надувать плавсредства. Леныч, как непререкаемый авторитет в кулинарной области, занялась приготовлением пищи. Несмотря на дела, не забывали подходить к костру и жахать* для сугрева. Леныч  совсем от костра не отходила –  готовила… На первое был задуман грибной суп (сушеные грибы были), на второе – макароны. Долго–ли, коротко–ли, - дело двигалось: костер горел, вода кипела, суда собирались, люди согревались…А беда не дремала - кан с будущим супом накренился и  пролился Ленке на руку. Спасработы провели как умели и чем было -  руку перевязали, суп доварили, каты дособирали. Сели есть. Съели первое – похвалили. Выпили. Съели второе. Неожиданно наткнулись на  сушеные грибы,  лежащие на земле рядом с костром, в суп их так и не положили. Ну и ладно,  и без грибов хорошо!

Леныч, тем временем, пошла отдохнуть. Но покой нам только снится –  она в палатку – ей снаружи: «Ленок, Ленок!», - это  знакомые питерцы приехали (они тоже по нашему маршруту пойдут). Леныч вылезла из палатки обратно. Пообщались. Договорились, где пересечемся.

Теплее, между тем, не становилось. Ноги на снегу быстро замерзали. Руки замерзали и без снега – в воздухе. Сначала интересно было идти в туалет, – провалишься в сугроб или нет? Потом интерес угас -  провалишься, по-любому. Изрядно взмерзнув, мы с Таськой решили посмотреть на порожек, до которого было метров 100-200. Идя по снегу,  вспоминали нашу общую знакомую,  которая( в аккурат в это время) загорала в Турции.

Палаток  с собой взяли то ли пять, то ли шесть. Но спали в трех. Так теплее - согрейся сам  и согрей другого! Еще поставили одну «вещевую» палатку, чтобы рюкзаки не мерзли. Нашу палатку Шурф старательно присыпал снегом по краям - внутри было влажно, но тепло. Надежда дожить до конца похода теплилась, но слабо.

ДЕНЬ ТРЕТИЙ.Яйца.Ознаменование.О позе водника на брусничной поляне.

 

А на третий день мы отмечали Пасху. Таська (в тот день дежурная)  отварила на костре яйца, купленные в Петрозаводске, и раздала их народу. Машка, пользуясь случаем, вызвала народ на поединок и тут же яйца всем побила. Начали собираться. Привязали рюкзаки к катамаранам и потащили  к воде (метров 80, по-моему). Физкульт-Привет! Неожиданно появились питерцы (их лагерь был не так далеко) и (неисповедимы пути Твои, Господи) - отдали Ленычу андреевский флаг. Флаг этот  был утерян в прошлом году на соревнованиях в Лосево. Наши потеряли, а питерцы знамя подобрали, обогрели и вернули – не прошло и года…От радости жахнули.

Судов у нас набралось   четыре: две четверки (четверка – катамаран с четырьмя членами экипажа) и две двойки (двойка – катамаран с двумя членами экипажа).

  1. Четверка первая (катамаран – «Слон», капитан - Кот):Лекс, Ромка Стовбур, Танюха и Кот;
  2. четверка вторая(катамаран –«LUCKY», капитан – Виталик): Машка, Леныч, Лешка Филиппов и Виталик.

Двушки:

  1. адмиральское «Красно солнышко», (уже не один год плавающее без имени собственного ) - Таська с Димкой;
  2. и наш, так до конца похода и не обозванный, «RAFTMASTER» - Шурф и я.

С питерцами договорились, что до серьезных порогов сегодня не пойдем, а встретимся с ними на  некой брусничной поляне. Груженые каты столкнули в воду, поплыли. Таська с Димкой   развлеклись  – сели в катамаран на берегу и давай весла в снег пихать…Спихнулись в речку.  Мы с Шурфом, оказавшись на воде, открыли банку пива и вылили большую ее часть на наш новенький катамаранчик, чтобы жизнь его катамаранная сложилась как надо. Перед первым порогом* изобразили поворот направо-налево, на этом тренировку закончили и поплыли вперед с умудренными опытом лицами. Порог прошли хорошо. А дальше  пошло плохо – начался плес, это во-первых; во-вторых, было холодно и солнышко от нас усиленно пряталось; в-третьих, мы явно отвыкли от коленной посадки*. С горем пополам доплюхали до очередного порога, прошли не осматривая, после чего адмирал объявил: «Чалимся, перекусываем и ждем питерцев!». Место для перекуса было выбрано, мягко говоря, странное – довольно высокий обрывистый берег с нависающими над водой деревьями. Но жажда выпрямить ноги и согреться была слишком сильна! Подплыли. При зачаливании Ромка Стовбур проявил излишнее рвение и бухнулся в воду по пояс…Похожая оказия случилась и с адмиралом. Фигня! Зато мы на суше! Очень хотелось замереть на месте и не двигаться ни при каких обстоятельствах. Хорошо, что не перевелись еще богатыри на земле Русской – Кот и Лекс (по-моему это были они, с перемерзу не помню точно имена героев) развели костер. Тут уже все задвигались. К костру. Каждый норовил просунуть свою ногу, одетую в неопрен, поближе к открытому пламени. Здесь же закоченевшая Таська первой изобразила позу водника – подставив к костерку филейную часть,  лицом отвернувшись и наклонившись в сторону леса . То, что где-то есть тепло и люди с сухими ногами, казалось фантастикой. Жахнули. После третьей жизнь стала налаживаться. Зазвучала фраза  «как мало надо человеку для счастья» (потом она звучала на протяжении всего похода в моменты наивысшей экзальтации)…Дальше  - лучше! Из-за поворота показались питерцы и сказали, что заветная поляна близка. Быстро сели и доплыли. Брусничная поляна оказалась расположенной на склоне маленькой горки (или большого холма). Места для чалки хватало  только  одному катамарану. Ха! Пустяк! Мы уже чуяли близость ночевки! Чалились по одному катамарану и тут же затаскивали нагруженное судно  подальше на берег. НА БРУСНИЧНОЙ ПОЛЯНЕ БЫЛИ ПРОТАЛИНЫ, И МЫ ПОСТАВИЛИ ПАЛАТКИ НА ЗЕМЛЮ! Йо-хо! Как мало надо человеку для счастья!

Лекс с Танюхой решили сделать ход конем и поставили себе отдельную палатку. С надувной кроватью.

У костра множилось количество людей в позе водника. Потом мы ужинали. После ужина  начали петь...Периодически кричали: «И-и-и ка-а-ак ЖАХНЕМ!» -  и жахали. По палаткам расходились умиротворенными. Завтра должны дойти до основных порогов. Как же – ик -  мало -ик- надо человеку…для счастья. А Стовбур-ик-продолжал-ик-что-то впаривать питерцам у костра.

ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ. Ценные советы.Дорога раздвояится. Слон,большой(и малый),при всплеске весел совершенно теряет голову.

Проснулись. На небе появились робкие проблески солнца. Ура! Отведали манной кашки с изюмом(Танюха без изюма – из идейных соображений и индивидуальной непереносимости).  Начали собираться; когда собрались,  было уже около трех пополудни…По ходу дела выяснилось, что впереди река раздваивается, причем один рукав кажется надежным и широким, но оказывается петлистым и длинным, а другой(тихий и незаметный) – в кратчайшие сроки доставляет в нужное место. Мы с Шурфом, почему-то, решили пойти раньше всех, и на нас тут же посыпались ценные указания - Таська : «Смотрите притоку по правому берегу, вскоре после нее река раздваивается, поворачивайте налево, потом она опять раздваивается, поворачивайте направо».   Один из питерцев, услышав наш разговор, заорал: «Нет! Налево!». Мнения разделились, в итоге Шурфа отозвал в сторонку адмирал и  инструктировал его лично. Со мной инстуктаж  проводила Таська. Отплыли. Старательно пялились на правый берег, чтобы не пропустить притоку(насчет нее мнения совпадали ). Скоро сказка сказывается, да не скоро притока находится. Наконец, нашлась. Поплыли дальше, добрались до развилки. После короткого совещания ушли налево… Уйти ушли, но вскоре засомневались – налево ли нам надо? В итоге, причалили к берегу и стали ждать - не видать ли  Красной Армии (в виде наших)? Вскоре оказалось – видать, только не Красну Армию, а группу незнакомых туристов. Значит, мы на правильном пути. Сели на катамаран, поплыли дальше, - минут через 10 показался порог: по правому берегу сравнительно небольшой – Слоненок, а по левому – мощный – Слон. Между ними – островок. Когда пристали к берегу, выяснилось, что желающих  стоять на самом пороге пока нет, – повезло. Забили место под лагерь, тут и наши приплыли. Расположились, решили покататься ( было уже около девяти вечера, ну да в Карелии, как выяснилось, поздно темнеет). Скатились по Слоненку. На котовском кате элегантным подтягом* резко выделилась Танюха –  и не скажешь, что новичок. Мужики на ее фоне выглядели как-то тускло. Мы с Шурфом, пользуясь общей занятостью, решили сунуться в бочку*  на большом пороге – без страховки. План был хорош – подплыть к самому краю бочки, сунуться в нее правым бортом, потом быстренько развернуться и выплыть. На деле, все пошло по другому. Т.е. вначале все было как задумано – к бочке подплыли и бортом в нее сунулись. Дальше  план действовать перестал . Что с нами было описать не берусь, в виду временной дезориентации. Хорошо помню кормовую свечку*, когда захотелось страстно обнять гондолу*. Потом бочка нас выплюнула. Переглянулись – кажись никто не видел (адмиральская двушка в это время пыталась сунуться в бочку на Слоненке, котовский катамаран готовился к прохождению Слона, а экипаж «LUCKY» осматривал порог с левого берега ). Решили повторить. Второй раз помню лучше – на этот раз было две свечки, обе кормовые (родео, блин). Удержались и даже изобразили какие-то осознанные движения. После того как вылезли из бочки, увидели перед носом кулак – Леныч тонко намекала, что мы – идиоты. Встали на страховку – наш финт решил повторить адмирал – у них обошлось без свечек, их засосало*.  Димка успешно доказал себе, Таське и окружающим, что подтяги* он делает клево. За счет них они и вышли, потом пошли опять – их опять засосало,  Димка опять  подтяг – красота! Потом в порог вплыла котовская четверка – хорошо вплыла, только чуть левее, чем нужно. В итоге, Лекс вынужденно изобразил погружение под воду вместе с прилегающей частью катамарана. Как прошел «LUCKY» – не помню. За ужином, у костра все сидели гордо и пафосно.  Рядом с нами остановилась еще одна группа, но нас почему-то сторонилась – то ли ребята устали, то ли мы выглядели устрашающе… На этой стоянке, помимо спирта, активным спросом стал пользоваться чеснок (спасибо Коту и Машке, которые чистили его для всех). Запах в палатках, надо думать,  стоял потрясающий. У нас дело обстояло так – Леныч больше любила спирт, чем чеснок, я любила и то, и другое, Шурф больше налегал на чеснок и почти не пил, а Лешка Филиппов, кажется, не пил и не ел –  лишь  смиренно дышал в палатке … Вечером расслабились - посидели, попили, поговорили. У большей части группы имелся налобный фонарик, и, когда костер затухал, мы напоминали ПВО времен отечественной войны. Помню, как мы с Машкой  и Таськой решили отлучиться, – пошли по тропинке, при этом я, почему-то, все время наступала в близлежащий сугроб…Потом помню, как Виталик стоял у порога со Стовбуром, обсуждая то, что вода прибывает на глазах. Решили, что палатки за ночь все же не смоет…Танюха с Лексом снова вернулись в адмиральскую палатку, отказавшись от надувной кровати. Они ушли довольно рано. Потом попрощались Машка и Кот. Виталик со Стовбуром явно нашли общий язык и теперь говорили что-то о звездах. Я, дойдя до палатки, долго искала змейку на входе, - надо  было как-то попасть внутрь. Вспоминала сегодняшнее прохождение и то, как классно себя вел наш катамаран. Завтра дневка. Мы с Шурфом дежурим.

ДЕНЬ ПЯТЫЙ.Правила съема.То, что осталось за кадром.Подмоченная репутация и не только.

Утром разбудили подозрительные звуки – кто-то определенно работал топором. Лешка Филиппов приоткрыл глаз и  риторическим вопросом: «Вы же сегодня дежурите?», - дал понять, что общественность начеку, и нам с Шурфом  не мешало бы пойти разведать обстановку. Надо, так надо…Выползя из палатки, мы обнаружили  Виталика, -  он должен был нас разбудить, но не стал этого делать т.к. не знал, который час (благородная душа!). Вместо этого он развел костер и начал возле него греться. Дальше день не заладился – рисовая каша всерьез грозила превратиться в жидкий рисовый суп, пришлось (по возможности незаметно) отчерпывать излишки воды с растворенной в ней сгущенкой. Потом, во время перевязки Ленкиного ожога, я начала отмачивать ей повязку. Леныч (весьма терпеливая натура) взвыла, я же, слушая ее вопли, чувствуя подозрительно знакомый запах и думая: «Странно, у меня что-то тоже палец щиплет», наконец доперла посмотреть на этикетку. Надпись на ней гласила «раствор аммиака 10%». А должна была быть перекись водорода. Прости, Леныч!!!   С горя продолжила читать приключения Фандорина-Неймлеса. Таська взялась за Киттса. Остальные стали готовиться к покатушкам.

Первым делом, мы расставили операторов фото- и видеосъемки (скромностью мы не страдаем, поэтому их у нас много). Потом поставили страховку. Наконец, начали кататься. После того как мы с Шурфом прошли Слона,  выяснилось, что он забыл надеть спасжилет. Машкина фраза «какие же мы экстремальные» набирала силу. Что касается фото на память - сняли всех, во всех возможных ракурсах (надеюсь, качественно), решили, что этого достаточно, – операторов убрали, катание продолжили. Тут и началось самое интересное. В очередной раз в порог пошел котовский катамаран. Оставшиеся на берегу, за разговором, не сразу поняли, что  что-то не так. Потом бросилось в глаза Машкино встревоженное лицо – оказалось, катамаран до сих пор не выплыл из порога (все были на правом берегу и не видели, что  творится в пороге, у левого - мешал островок). Вытянув шею, разглядели Танюху с веслом – она вывесилась и замерла на подтяге…Остальных видно не было - сидели в бочке. Появилась адмиральская двушка, стоявшая на страховке; Димка – застрявшему катамарану: «Кинуть морковку?*». Кот (напряженно) с катамарана: «Кидай морковку!». Димка (вдохновенно): «Кидаю морковку!». Кинул. Ромка Стовбур поймал ее еще в воздухе. Все закончилось хорошо, Таська с Димкой вытащили людей из бочки. Но бочка недолго оставалась одна – в нее попали мы с Шурфом. Бочка продемонстрировала взбалмошность и непредсказуемость характера – сначала держала, потом выплюнула нас на островок (а мы к сухопутным препятствиям не готовились), потом опять к себе потащила – чего хотела  - непонятно!

Проходящие группы тоже порадовали  – пара байдарок в Слона сунулись, обе кильнулись. Приняли участие в спасработах.  Еще порадовали команды незнакомого капитана : «Лево нос!!!» - пауза, пыхтенье, суматошная работа веслами и, через минуту: «Твою мать!!!». А еще мы встретили людей, которые шли в поход с протезами вместо ног.

Перекусили. После перекуса одолела вялость и сонливость, взялись с Таськой за чтение. Стовбур с коварной улыбкой предложил прокатиться  на его «матрасе» (в смысле, на надувной лодке типа «байдарка» ).Сам он уже успешно преодолел Слоненка и уверял, что все нормально. Повелась, как девочка. Села, поплыла (уже поняв, какая это неустойчивая штука), -  очнулась – «матрас» отдельно, я отдельно – на спасжилете. При этом судорожно прижимаю к груди весло (как и полагается опытному воднику). Подгребли Машка с Ленычем - меня из воды вытаскивать. Леныч мне свое весло протягивает, - держись, мол. Я свое не отпускаю, но и за вторым тянусь, получилось – в правой руке - Ленкино весло, в левой – байдарочное. В общем, спасли меня. Потом бальзаму дали Карельского, заранее в Петрозаводске приобретенного.

Шурф, после нашего общения с бочкой, впал в задумчивость. Сказал, что у него предчувствие (работает таки у людей интуиция) - поэтому в порог мы больше не пошли.

Ужин готовили так – Леныч осуществляла общее руководство, Таська с Машкой помогали мне чистить и резать все необходимое. Остальные просто ели.

Сегодня целый день было солнышко и жить хотелось, несмотря ни на какие препятствия. Что-то будет завтра?..

 ДЕНЬ ШЕСТОЙ.О песнях.О водном притяжении.О реке и Красном солнышке.И о непререкаемой пользе карельского бальзама.

В этот день светило Солнце. Дежурные Танюха с Лексом угощали всех  гречневой кашей на сгущеном молоке. Танюха пребывала в некотором унынии, т.к.  Лешка Филиппов сказал, что  каше не хватает сахару, соли и масла ( гурман, мать его! ). Позавтракали и начали не спеша собираться. Оставалось время на покатушки. Шурф с утра проснулся в хорошем настроении и запел: «Что же э-э-это тако-о-ое, что случи-и-илось со мной…», - потом начал сначала: «Встанет Солнце над лесом, только не для …», - после чего закашлялся и перешел на другую песню. А про Солнце над лесом, которое встанет не для нас, продолжили мы с Таськой. Не зря, как оказалось, продолжили. За сборами позорно поддалась на повторную провокацию Стовбура и села в его «матрас». На этот раз даже Таська отложила книгу и пошла на меня посмотреть. Ожидания я оправдала -   кильнулась. Для разнообразия – через нос. Всплыв на поверхность (как человек, умудреный опытом), держала теперь правой рукой байдарку,  а левой – весло (было в нем что-то такое родное!). Правда, когда увидела спасательный катамаран, поняла, что с чем-то придется расстаться. Пожертвовала байдаркой. На берегу меня уже встречала Таська с  карельским бальзамом, и Шурф, с вопросом - готова ли я сесть на катамаран  и идти в большой порог? Всегда готова. Я села, мы поплыли. Зашли, ясен перец, не так и снова заколбасились в бочке – ну да ладно, дело привычное. Опять закусило, опять поупирались, опять нас подкинуло. Приземлились удачно, - уже на спокойную воду, - но без Шурфа. Как его смыло – ума не приложу. Да он и сам не понял (как потом выяснилось).  И сидела я одиноко на кате, и смотрела тупо  на бочку. Через некоторое время над поверхностью воды появилась каска и застряла на одном месте. И торчала там с завидным постоянством. Самого же   Шурфа видно не было. Димка (они с Таськой стояли на страховке), увидел  каску и метнул в нее морковкой (непонятно из каких соображений – то ли пристукнуть Шурфа, чтоб не мучился, то ли в надежде, что тот увидит морковку, обрадуется и из под воды за ней потянется). Пока мы все сосредоточенно рассматривали плавающий головной убор, скромно и непритязательно всплыл мой напарник. В стороне от каски. И без банданы. Но с веслом. Он потом  рассказывал, что, очутившись под водой,  сел на весло верхом (русский вариант Гарри Поттера) – в результате его вытолкнуло. После пары неудачных попыток вдохнуть воздух (выныривал он не прицелившись и попадал в пену), Шурф, наконец-то,  показался над водой. Первый вопрос, который он задал своим спасателям был: «А где каска?». Ее тоже потом спасли. Спустившись ниже порога, Димка, Таська и спасенный Шурф приостановились. Димка крикнул, чтобы я подплывала. Интересно, как он себе это представлял? Я никак не представляла, о чем и сказала в пришедших на ум выражениях. Наконец, все добрались до берега…Остальные желающие покататься совершенно не отложились у меня в памяти, но они определенно прошли удачнее. Молча собрались и тихо отправились к следующему порогу  - Мельнице, до которого было метров 200. Там долго стояли - пропустили вперед пару незнакомых групп, чтобы опытным путем убедиться, что делается с катамаранами в этом пороге. Танюха в Мельницу  не пошла, а заделалась фотокором. Не пошла и Машка – она плохо себя чувствовала – то ли холод, то ли вечерне-спиртовые посиделки, то ли происшествие с Шурфом сделали свое черное дело – сердечко побаливало. Посовещались. Решили, что первой пойдет четверка Кота (как самая опытная), за ней четверка Виталика( «LUCKY»), потом адмирал с адмиральшей. А последними – мы.

 Вместо Танюхи пошел Димка, вместо Машки – я. Котовский кат на выходе развернуло полулагом* и поставило на красивую свечку – все сфотографировали. «LUCKY» снесло чуть левее, чем ожидалось, но прошли хорошо. Таська с Димкой решили сделать ход конем и пойти не там, где все, а как можно ближе к правому берегу. Кто-то умный сказал, что это самое безопасное, а Димка о Таське всегда заботился. И вот - выплыло их «Красно солнышко», а дальше  - как в замедленной съемке – их повернуло лагом, Таськин борт подкинуло и она покинула катамаран, пустившись в одиночное плавание. Димка потери бойца не заметил и попытался сделать свой знаменитый подтяг – вывесился из стремян, наклонился к воде. При этом катамаран накренился и накрыл собой хозяина. И все поплыли отдельно – Таська, Димка и их «Красно солнышко». Смотреть за всеми не получалось – глаза отказывались разъезжаться в разные стороны. Таська уже давно пребывала в воде в гордом одиночестве и, казалось, вполне освоилась, Димкино поведение выглядело более беспорядочным – похоже, он искал Таську. А «Красно солнышко», воспользовавшись неожиданной свободой, устремилось вниз по течению.  Котовский кат бросился спасать пострадавших – сначала адмирала (мотивируя это тем, что он ближе), а потом полузамерзшую Таську, которая уже всерьез задумывалась о потере сознания. Остальные кинулись догонять свободолюбивый катамаран. После того, как всех спасли, вновь прибегли к карельскому бальзаму… Потом пошли мы с Шурфом, признавшись друг другу перед порогом, что нам как-то стремновато. Но обошлось – со страху проплыли хорошо. Перекусили. Настроение было вполне приличным, пострадавшие держались весьма неплохо и не забывали о бальзаме. Наконец, пустились в путь. Часам к 9-ти 10-ти вечера доплыли до очередного порога. Его звали  Каньон. И на нем уже стояла группа туристов. Ну и что?! Мы тоже встанем. А Каньон пройдем завтра. Поискали место – более-менее удобная полянка оказалась туалетом предыдущей группы, - сказали дружное «фи!». И взгромоздились на сочетании камней, мха и снега. Развесили шмотки сушиться, подставили к костру мокрую обувь, начали готовить ужин. Как мало надо человеку для счастья!   У костра сушилась не только обувь, но и туалетная бумага Кота. На какой  день она там появилась – не помню, но, появившись,  сушилась с завидным постоянством. Почему она не сгорела – загадка, наверное, нужно обратиться к производителю. И еще о туалетной бумаге! Леныч, готовясь к походу, купила себе рулон с запахом персика – несомненно, из эстетических соображений. Эстетов среди нас оказалось немало, поэтому  аромат персика пользовался большой популярностью.

Остатки вечеров к концу похода запоминала все хуже и хуже. То ли возрастное, то ли разливное, то ли усталость сказывалась. Ну да ладно, завтра - последний ходовой день.

ДЕНЬ СЕДЬМОЙ.О долгих сборах.О братьях прибалтах.О гадах ползучих и порогах длиннющих.И о том как мы гребли, гребли , но не выгребли.И все же доплыли.А адмирал на дерево полез.

С утра разбудил звонкий голос дежурного Филиппова: «Народ, подъем!». Глаза открыли, на этом дело приостановилось. Через несколько минут раздался вопль отчаяния: «Народ, вставайте! Ведь каша остынет!!!». Лешка Филиппов с Виталиком сегодня дежурили и сварили манную кашу, а пока все собирались выползти из палаток этот шедевр кулинарного искусства остывал и покрывался противной пенкой. Чтобы спасти свое детище дежурные воплями не ограничились и начали прицельно обстреливать палатки шишками и (вероятно) другими, подвернувшимися предметами. Подействовало – народ дошел до каши и честь дежурных не пострадала. Позавтракав, расслабились. Только мрачность адмирала росла, прямо пропорционально времени, затраченному на сборы. Мимо нас бодро проплывали какие-то левые группы, проходили порог и уносились дальше. Мы же степенно несли вещи к концу Каньона – обносились, чтоб идти налегке. Потом приготовились к прохождению. Прошли. Без происшествий. Тем временем, в Каньон пошла прибалтийская группа – частью на катамаранах, частью – на таких же «матрасах», как у Стовбура. Красиво проплыли, грамотно.   Пройдя порог, одна прибалтийка несколько раз возвращалась на берег за забытыми вещами: сядет в байдарку, отплывет, потом забормочет себе под нос что-то по – своему и к берегу возвращается. Вернется, возьмет забытую вещь, отплывет...Видно, расчувствовалась…

Медленно, но верно дошли до последнего порога – Храмины. Доходил до ручки от нашей несобранности и наш адмирал. Димка, прости!!! Прошлись по берегу, посмотрели порожек, порадовались, что красивый. По пути встретила гадюку. Весь последующий осмотр делилась с окружающими впечатлениями. От входной шеверы до конца порога было, как мне кажется, километра полтора, так что высказалась я от души…

Наши четверки решили идти, не разгружаясь; Димка стащил один рюкзак; а мы с Шурфом подхватили оба наших и бодренько поперли к концу Храмины. Каюсь – по моей дурной бабской инициативе. Бодренько мы перли первые метров 200, потом стало жарко, плохо и тоскливо. Наконец, обнеслись, расставили папарацци и стали ждать когда пойдут наши…Ждали долго, т.к. между нашими катамаранами регулярно вклинивались посторонние группы. Бедный адмирал уже не ругался, а выражал  гордое, молчаливое презрение…

Храмина порог очень красивый, шумный и длинный. Сразу за ней начинается шевера* с довольно быстрым течением. Нам  после порога надо было причалить к берегу, чтобы забрать вещи – а для этого требовалось приложить немало сил ( проверили на наших четверках). Трудности со швартовкой испытывала не только наша группа: уже упоминавшиеся прибалты лихо прошпарили порог на своих «матрасах»  – (к неописуемой зависти Ромки Стовбура - его байдарку испортили еще на Мельнице), плыли они красиво, потом красиво подгребали к берегу – и тут начинался цирк: пока «матрасники» гребли –  они стояли на нужном месте. Переставали грести (хотели выйти) - их начинало сносить. Они снова начинали грести - все с большим и большим озверением. Наши постояли, посмотрели, разжалобились. Крикнули очередной туристке: «Кидай чалку*, мол, мы тебя вытащим!». А она им в ответ: «А что э-то та-кое?!» . Ребята несколько обалдели, посмотрели на бывшую соотечественницу, зашли прямо в чем были в воду  и вытащили байду на берег. Девушка с облегчением перестала грести…

У нас  все было хорошо, за одним исключением – мои силы закончились еще на обносе, поэтому в пороге Шурф работал, а я лишь изредка отпихивалась веслом от левого берега, надеясь, что никто моей халтуры не заметит. После порога началось самое интересное – успели полаяться, но выгребли туда, куда нужно, я ухватилась за «LUCKY» (почему за него?!). Все облегченно вздохнули, я медленно ослабила хватку и нас снесло . Спасла нас Машка. Как в сказке – Машка за чалку, чалка за наш катамаран, мы с Шурфом за весла. После всех треволнений сели перекусить, у Шурфа  оказалась бутылка пива( «Сибирская корона, белое»!). Треволнения забылись. Леныч, Шурф, новоявленный спасатель Машка и только что приплывший адмирал воздали должное пиву. Котовский катамаран отплыл, сказав, что надо занять место под антистапель (это место последней стоянки, где разбирают плавсредства). Очухались! Время  восемь вечера, все нормальные группы уже доплыли куда хотели и заняли все возможное. Наш и адмиральский экипажи начали увязывать рюкзаки, заботливо пронесенные по берегу. Машка с Ленычем составляли нам компанию, Лешка Филиппов с Виталиком шли с места фото- и видеосъемки…Тут на горизонте показался незнакомый катамаран-четверка. Загруженный. Подойдя к порогу, он как-то зарулил на середину реки и  свалился в бочку. Лагом, разумеется. Первого корсара смыло сразу. Оставшаяся тройка мужественно дождалась, когда катамаран перевернется, и тоже погрузилась под воду. Всплыли все, и все ухватились за родное судно. И поплыли в нашу сторону. Зацепились за островок посреди реки (как кстати подвернулся), остановились и задумались, что делать дальше…Пока они думали, мимо нас проплывали их вещи и весла. Отважная команда «LUCKY» бросилась на помощь, забыв, что придется грести против нехилого течения. Какое-то время «LUCKY» держался, потом его начало сносить. Виталик, увидев проплывавшее мимо весло, рассудил, что его тоже нужно спасти – и  дал команду -  следовать за веслом… Незнакомцы с катамараном сиротливо ютились на островке… Спасли их Шурф с Димкой – Шурф кинул  морковку, и на ней пострадавших притащили к берегу. Наконец, мы собрались и отплыли. Настроение было пофигистическим. Мы с Шурфом каким-то образом обогнали адмирала посреди  шеверы, чего делать, конечно, не полагалось. Доплыли до поселка, так толком  шеверу и не рассмотрев. Котовский катамаран стоял на месте нашей прошлогодней стоянки. К ней мы стремились особенно - в прошлом году Машка, Леныч и я устроили там девичник (карельский бальзам вызывал нехорошее чувство в желудке еще год – как раз до следующего похода. Дело в том, что водка у нас тогда кончилась, спирт был у адмирала, будить которого мы постеснялись, – и мы добрались до бальзама, купленного домой)….

В отличие от прошлого года, стоянка представляла собой малопривлекательное зрелище – свалка мусора и сугробы. Не знаю, как другие, а я к концу похода избаловалась и ночевать в сугробе категорически не желала. Собрались у небольшого костерка, (разведенного авангардным котовским экипажем), снова продегустировали карельский бальзам. Беседа наша выглядела примерно так:

-Стовбур – Мы глядим, а они плывут!

-Машка – Чуть капитана не потеряли!

-Я – В снегу…

-Стовбур – Кильнулись!

-Машка –  Он за веслом тянется. Берег уплывает!

-Я – И помойка!

-Стовбур – Всех из нее по одному вылавливали !

Наконец, разобрались – прибывшие раньше всех Котовцы, наблюдали уникальное зрелище – кильнулись в несложной шевере братья прибалты, до сих пор на «ура» проходившие все препятствия  - и наши по одному их отловили. «LUCKY», погнавшийся за чужим веслом, чуть не потерял Виталика, который не совсем верно оценил расстояние между берегом и катамараном. Я выражала недовольство стоянкой…Наши джентльмены, оглядев окрестности, отправились на разведку. Когда пришли – доложили, что ниже по течению (как раз перед следующим порогом - Уксуном) есть неплохое место. Правда, рядом стоит группа из Владимира и расположены местные дачи. Лучше дачи, чем снег! Главное – не свалиться в Уксун! Первыми отплыли мы с Шурфом - тихо, сосредоточенно,  с лицами терминаторов. Правда, такими лица были недолго – за ближайшим поворотом прибалтийские девушки принимали водные процедуры. Топ-лесс…Мы вежливо поздоровались… Доплыли все без происшествий.  Начали разбираться. Димка решил позвонить в Петрозаводск, договориться о маршрутке…Ребята из Владимира о чем-то пошептались с Таськой, и  она, подойдя  к Димке, сказала, что связь осуществима только вот с этой сосны, это проверено. Димка доверчиво полез на дерево. Да будет связь!

Вот, собственно, и все…Вечером немного посидели и расползлись по палаткам…Танюха придумала зайти в Петрике в парикмахерскую и попросить помыть голову. Больная тема… Последними расползались Стовбур, Леныч и я. Думаю, еще полчасика – и нам с Ленычем пришлось бы реально ползти…Завтра цивилизация!

 ДЕНЬ ВОСЬМОЙ.Домой!

 Рассказывать тут уже особо нечего. Машина (родная маршрутка№21) пришла на 2 часа позже намеченного, и планы побродить по Петрику накрылись. То же – с планами помыться… С утра отправили делегацию в деревенский магазин – Леныч, Лекс, Танюха и Лешка Филиппов принесли два ящика пива и чипсы – Леныч выбила из продавцов последнее. Еду почему-то не купили. Пока ждали маршрутку, сидели, читали, пели, жевали черный хлеб с колбасой. До Петрозаводска доехали нормально, купили перекусить и пива (два ящика уже кончились).

На вокзале объявили, что наш поезд подходит к платформе№2, проход -  через туннель. Пока с рюкзаками дотащились до перрона, диспозиция изменилась: механический голос доложил, что состав подойдет к платформе №1, надо быть внимательным и осторожным. Внимательно огляделись и осторожно перешли куда требовалось прямо по путям. Скоро подошел поезд. Мы едем домой!

 Напоследок – небольшие «терминальные» пояснения:

-катамаранплавательное средство, состоящее из 2-х надувных баллонов (гондол). На баллонах (с комфортом или без) размещаются туристы-водники - в коленопреклоненной позе. От возможного падения с гондолы в реку удерживают специальные ремни – стремена.

-порогпрепятствие на реке в виде заметного перепада уровня воды. Перепад сопровождается ускоренным течением, а иногда и прочими неприятностями, в виде торчащих в неподходящем месте камней и т.п. Серьезные пороги требуют предварительного осмотра с берега.

-шивера –  более плавный перепад  воды в реке, ненужные камни и ускоренное течение здесь тоже присутствуют, но предварительного осмотра шевера не требует.

-бочкавстречается сразу за порогом и представляет из себя мощный обратный (а иногда - косой) поток воды.  Бочка может «закусить» - т.е. не отпускать плавсредство неопределенное время, может «плюнуть» - т.е. швырнуть плавсредство в неопределенном направлении, и, наконец, может перевернуть  плавсредство вместе с членами экипажа. Отдельные товарищи покидают катамаран, не дожидаясь переворота - от сотрясения.

-свечкамомент, когда положение катамарана приближается к вертикальному. Носовая свечка – когда над водой поднимается передняя часть, кормовая – это когда «попа выше головы». При «свечках» главное удержаться от попыток поплавать отдельно от катамарана.

ильот over keel – переворот катамарана «кверху брюхом». «Кильнуться» - оказаться на таком катамаране в момент переворота.

агбок. Категорически не рекомендуется входить боком катамарана в порог.

-подтяготработанное движение водника, когда он наклоняется в сторону вместе с  веслом, а потом изо всех сил тянет весло обратно, но уже под водой

ахатьокультуренный традицией, ритуальный прием спиртных напитков.

орковкадлинная веревка, собранная в ярко окрашенный мешочек с пенопластом. Кидается проплывающим мимо пострадавшим с целью их спасения.

алкаспециальная веревка (с ее помощью судно фиксируют у берега, путем привязывания к чему-нибудь)…Иногда ею кидаются в стоящих на берегу с криками о том, что судно надо вытаскивать.

 

В фотогалерее похода  небольшая часть фотографий который мы привезли с собой! Все фотографии от всех фотографов можно посмотреть в общем хранилище фоток.

2005. Уксун. Клип
Views: 0

Остальные видео можно посмотреть тут